Алексей Суховерхов   |  Владимир Путин. Реквием.

Владимир Путин. Реквием.



putinrecВ августе очередная годовщина с того «счастливого» момента, когда Владимир Путин возник на наших телеэкранах со своим знаменитым «Мочить в сортире» и впервые врезался в память народа, так сказать, вошел в Историю Руси. Кажется, 10 лет – отличный срок для подведения итогов. Как сказали бы коммунисты, «две пятилетки». Предлагаем проанализировать, чего же Россия достигла, а что так и осталось нашими несбыточными надеждами за прошедший период, значительную часть жизни, которую мы прожили с ним вместе.

Политика

До тех пор, пока Борис Николаевич Ельцин умело сражался за власть над куском бывшего СССР с коммунистами, у него было большое оправдание за то, что что-то не получалось. Конкуренты наступали, можно так сказать, на хвост. Он должен был думать не только о развитии новой государственной махины и ее преобразованиях, но и о социальной политике, об электорате. Каждый раз на выборах была интрига: падение популярности могло оказаться столь катастрофическим, что не помогли бы даже деньги олигархов.

Сегодня времена не те. Места олигархов с достоинством заняли коррумпированные чиновники. Вообще, государственных служащих стало так много по мере бюрократизации экономики, что о них можно говорить как о целом полноправном классе общества. Пожалуй, даже более многочисленном на сегодняшний день, чем так любимый большевиками в семнадцатом пролетариат. Кроме того, сами коммунисты сегодня не те: обуржуазились, понастроили особняков. В общем-то, их деятельность ограничивается традиционными выходами на площади по праздничным дням – 1 мая и 7 ноября. Есть, конечно, и другие большевики, те, которые маргинальные. Но и они нынче не те: кто-то из них уже успел отсидеть срок, а другие реально влияния не имеют, максимум, что могут, так это обратить на себя внимание очередной публичной выходкой.

Итак, на сегодняшний день, правдой и явным телевизионным обманом, у Владимира Путина полная монополия на власть: абсолютное большинство в государственной думе, полное конституционное право вершить судьбу страны. А где монополия, там и полная ответственность. Поэтому за все, что было, есть и что будет в России при правлении Единой России и так называемого Тандема (Путин и его сменщик Медведев) отвечает только один человек: Путин. С него и, по справедливости, спрос.

Владимир Путин пришел в политику на волне противопоставления себя, сильного, смелого, летающего на самолетах, плавающего на подводных лодках, угрожающего боевикам, и стареющего Ельцина, который по возрасту вынужден был подыскивать себе замену. Не удивительно, что на Путина народ возложил несметное число надежд, о реализации которых мы и говорим сегодня.

putinrec1Напомним, с чего начиналось правление нового президента. Была создана видимость нанесения решительного разгрома олигархам. Начата новая, уже вторая по счету в новейшей истории (и, видимо, бесчисленная за две сотни лет колониальной политики России на Кавказе) чеченская война.

Была создана самая могущественная в современной России партия чиновников, приближенных к власти. На самом деле, в нашей стране она не первая, и, возможно, не последняя. До единороссов страной заправлял Наш Дом Россия во главе с Виктором Черномырдиным (помнится лозунг тех лет «Наш дом – Газпром!»). Но только при Путине, благодаря росту бюрократического сословия, партия стала столь многочисленной, подтянула к себе молодежные объединения – этаких комсомольцев нового времени. Тем более что это не в гражданскую в комсомол вступать, когда воевать надо было. Сейчас от вступивших в партию, приближенную к власти, не требуется бежать в атаку впереди взвода. Зато это дает возможность приобщиться к делению российского общественного пирога.

Итак, политические достижения Владимира Путина сложно переоценить с точки зрения политиканства: он сделал невероятное. Добился монополии на власть в довольно демократически, на тот момент, устроенном государстве. Можно сказать, добил коммунистов – даже при том, что они все еще представляют собой некоторую видимость конкуренции на выборах, особенно на местных, тем не менее, их приход к управлению государством представляется весьма сомнительным в наше время. Хотя, возможно, последнее – не достижение Путина, это произошло само собой, с течением времени, с сокращением традиционного электората красных – пенсионеров, вышедших на пенсию еще при СССР.

При Путине, впрочем, также, как и при Ельцине, правым так и не удалось создать сколько-нибудь стойкую коалицию. В результате вход в Государственную Думу для них оказался фактически закрыт. А выгнать их, также как и всех остальных недовольных, с площадей – дело техники. Тем более, что количество правоохранителей в России, по некоторым оценкам, составляет сегодня порядка полутора миллионов человек. Силовиков в нашей стране стало так много, что в хрониках происшествий они уже заняли достойные места по совершению собственных преступлений. Если лет пятнадцать назад всеобщей тенденцией молодежи было пойти в бандиты, то сегодня, особенно в провинции, считается очень выгодным и престижным – выйти замуж за милиционера. Впрочем, для тех, кто еще не потерял способность мыслить в нашей стране, это практически одно и то же.

Владимиру Путину удалось вытеснить с основных каналов телевидения практически всякую оппозицию. Так, например, вслед за олигархами навсегда исчезло свободное НТВ. Теперь этот канал принадлежит Газпрому, а значит, государству и его бесчисленным чиновникам.

Вообще сегодня собирательный портрет российского законодателя: чиновник, этакий Государственный Деятель, заботящийся об интересах Российской Федерации, при условии, конечно, что эти интересы самым тесным образом сопряжены с его личными (и его семейными) интересами.

Законодательство

Начнем с основного закона – с Конституции. Сегодняшняя Российская Конституция («Ельцинская») принималась, как это водится в России, не самым безупречным образом. Тем не менее, тогда, может быть, такой подход был хотя бы чем-то оправдан: в России существенно изменилась политическая ситуация, мы стремились к тому, чтобы стать демократическим государством. И в любом случае, какой бы она ни была, ее редакция все-таки была вынесена на всеобщий референдум. То есть народ, в большинстве своем, за нее проголосовал. А значит, она все-таки имела – в том виде – юридическую силу. Или ей была придана видимость юридической силы – кто теперь разберет, ведь структура Центризбиркома – это еще одна классическая чиновничья структура.

Что произошло с конституцией при Путине? Во-первых, под свои потребности оказался изменен сам политический строй: фактически, приказала долго жить верхняя палата парламента. Зачем? А для того, чтобы, имея партийное большинство в нижней палате, диктовать волю всей стране, не взирая на волю региональных представителей. Так же проще воплощать свои идеи в жизнь!

Во-вторых, был существенно повышен «проходной барьер» в государственную думу. Так, чтобы сразу и навсегда отсечь мелкие партии. То, что в результате мнение тех немалочисленных процентов оппозиционных  избирателей никак не представлено в законодательном собрании, мало кого волновало и волнует.

Зато совершенно точно можно сказать, что существенный процент россиян задает себе резонный вопрос: а должен ли я подчиняться конституции, за которую я не голосовал, и неукоснительно выполнять те законы, которые принимаются якобы от моего имени – но при этом моего представителя в госорганах нет и быть, при путинском правлении, не может.

Мы, собственно говоря, знали в лицо одного Путина перед последними выборами в парламент. Ну, от силы, еще пару человек. За остальных мы голосовали оптом, списком. Может быть, при другом раскладе, было бы эффективно точно так же, не тратясь на многочисленные процессы, таким же общим списком и сажать чиновников за коррупцию? Подозрительно схожи оказались бы эти перечни государственных мужей… А когда виноваты все или почти все, может быть, имеет смысл обратить внимание на государственное устройство, на систему, которая такую ситуацию породила?

Впрочем, сегодняшний россиянин, с точки зрения законодательства, подозрительно похож на того пьяненького дурачка, который подписал доверенность черному риэлотору, и теперь смотрит со стороны, как делится дом, в котором он все еще, по недоразумению, живет.

Экономика

Вспоминается кризис 98 года. Не государственные займы тогда довели страну до дефолта. Не олигархи и не президенты, как бы ни тешили они свое самолюбие. Довели Россию до кризиса мировые цены на нефть. Мы можем напомнить цифру: 12 долларов за баррель.

putinrec2Впрочем, это не единственный кризис, который почти развалил российскую государственную систему. Есть все основания полагать, что крах СССР и его экономики – тоже результат падения цен на нефть. И пустые прилавки (при, как водится, щедрых обещаниях государственных мужей) сделали для этого значительно больше, чем Ельцин и все те, кто подписывал с ним договоры о разделе Союза. Жаль, конечно, великую империю зла, так бесславно рухнувшую в одночасье, но выбор стоял жесткий: или освободить народы, или ввергнуться в пучину гражданской войны. И национально-освободительных войн по всему периметру.

Путину несказанно повезло. При его правлении цены на нефть устремились ввысь, прибавляя ему народного благоденствия и любви. Причем достигали они исторических максимумов.

Возможно, кто-то скажет, что сейчас тоже экономический кризис. На самом деле, наша страна не имеет к мировому финансовому кризису ни малейшего отношения. Давайте не будем себе льстить: мы не интегрированы в мировую экономику. Мы не более и не менее, как ее ресурсный придаток. Если бы цена на нефть вновь хотя бы приблизилась к отметке в 12 долларов, в один миг слово Путин (впрочем, как и Медведев) стало бы ругательным. Однако русский «авось» не подвел нас. А при сегодняшних ценах на энергоресурсы нашей стране абсолютно ничего, в экономическом плане, не угрожает.

Так почему же в нашей стране кризис – все-таки есть? Наверное, ни для кого не секрет, что носит он наш, родной, национальный характер. И причина ему – крайняя неэффективность экономики. Посмотрим на цифры. Цена трубопровода по российским степям превышает вдове продолжение той же трубы через горные районы Азербайджана. В строительстве домов до 40% составляет «коррупционная составляющая». Продолжим перечень общеизвестных фактов?

На самом деле, если оторваться от телевизора, поехать куда-нибудь в пригород и посмотреть, кто, где и как живет, то все встанет на свои места. В девяностых мы смеялись над новыми русскими, сорящими деньгами? Их нет и в помине. Лучше всех сегодня живут: депутаты. Правоохранители. Таможенники. Их родственники и друзья, делающие бизнес на откатах, внеконкурсных подрядах. Ну, может быть, олигархи – и то только те, кто вовремя «сросся» с новой властью и избежал гонений. Да, и, конечно же, государственные служащие, управляющие от нашего имени государственной собственностью: тем же Газпромом, Сбербанком и так далее. И это особый путь использования государственной – то есть общественной – собственности: создать акционерное общество и использовать его в своих интересах. Если кто-то из представителей этого класса подал бы на меня в суд, я бы обязательно попросил озвучить в процессе налоговую декларацию таких вот наших «уполномоченных» представителей по управлению собственностью.

Последний новый русский, со своими причудами, но, тем не менее, достигший всего сам, выбившийся в люди, построивший свой бизнес вопреки чиновникам в центре и на местах, а не благодаря связи с ними, который приходит на ум – Евгений Чичваркин. И его судьба незавидна: он не смог приехать в Россию для того, чтобы похоронить свою мать. Ему повезло только в том, что он успел вовремя отказаться от бизнеса в нашей стране. И кто от этого стал богаче, может быть, Россия?

Государство в экономике может искусственно возвыситься до роли сильного игрока. К сожалению, оно никогда при этом не было эффективным. Потому что вместо тех, кто что-то создавал. И вместо тех, кто своими руками что-то делал, делает или будет делать. И вместо тех, кто всю жизнь учился, чтобы управлять. Вместо всех этих людей государство ставит своего представителя: чиновника, который думает, особенно в российских условиях, о своих собственных интересах.

Автор этого материала много лет проводил бизнес-тренинги по продажам. И вот что характерно: если еще лет пять основным вопросом обучения персонала был «Как продать», то с каждым годом все чаще и чаще приходится отвечать на вопросы, как заинтересовать чиновника. Или прямо: как договориться об откате. Причем это происходит не в какой-то отдельной отрасли: коррупция стала настоящим бичом или символом российской экономики.

И если раньше о налоговой системе России можно было сказать, что налоги и пошлины столь велики, что платят их не все. Вернее, не платит почти никто. А расплачивается с государством – тот, кого поймают, кто попадется. То сегодня мы не удалимся от истины, если скажем, что берут откаты и взятки практически все. И только некоторые попадаются.

Справиться с этой не бедой – катастрофой – для экономики, посадив виновных – невозможно. При росте общего числа государственных служащих пришлось бы открывать заброшенные сталинские лагеря. И отправлять туда служащих такими же списками, как мы отправляем в государственную думу списком членов нашей единственной партии.

То есть единственный способ – снижение государственного влияния и контроля. Но идея такого перераспределения ролей никогда не будет принята в полной мере, потому что она коренным образом противоречит интересам тех государственных мужей, которые наши общественные интересы на себя возложили.

Модернизация

Уже не только мы на кухнях, уже весь мир во всеуслышание трубит об отсталости российских технологий. Армия держится исключительно на упрямых русских мужиках, которые пойдут в бой за Родину и с голыми руками против танка. Мы ничего не создали со времен советского Шатла – Бурана, да и тот давно используется как аттракцион в Парке Горького. Мы проиграли технологическое соревнование с развитыми странами мира по всем фронтам. И конечно, это не было не замечено нашими властями. Русский язык был обогащен новым словом «модернизация».



От школьника до пенсионера, все мы узнали, что такое нанотехнологии. Нас призывали переходить на подобие китайских диодных фонариков стоимостью по 100 рублей и предлагаемых с президентской трибуны по 2-3 тысячи. Мы готовим национальный проект «Чистая вода» под эгидой Единой России.

Предлагаем закрыть эту тему на сегодня вовсе. Никакой модернизации при сегодняшнем государственном устройстве не будет. А будет одна коррупция. И более того, неприкрытое воровство бюджетных денег. Хотя нет, прикрытие для воровства все-таки будет: демагогия о государственных интересах и великой России.

Никто из нас никаких новых технологий российского производства, за крайне редким исключением, не видел. Это даже, видимо, понимают продавцы ширпотреба на рынке: они с чистой совестью продают китайские носки, утверждая, что сделаны они с использованием нанотехнологий. Так что перестать качать нефть на продажу нам при существующем режиме не грозит. И более того, «если завтра война», подозреваем, нас раздолбят, как великую и непобедимую гвардию Саддама Хусейна. Потому что пока наши чиновники за откаты распределяют между собой деньги на модернизацию и технологический прорыв, те же американцы разрабатывают уже не самолеты – корабли по технологии Стелс. И это большое счастье, что на самом деле американцы нам не враги и никогда ими, по большому счету, не были. Конкуренты – да, но не враги. И только жадность тех, кто распределяет национальные средства на военное противостояние, делает государства потенциальными противниками. А для ведения локальных войн большого потенциала и не требуется.

Война

Владимир Путин пришел к власти, начав новую войну. Вторую чеченскую кампанию. Российская общественность была возмущена взрывами российских жилых домов. Рейдом Шамиля Басаева на Дагестан (а этот рейд спустя десять лет вызывает все больше вопросов, потому что в нем были заинтересованы многие – но никак не независимая Ичкерия). В общем, общество требовало одного: свершить возмездие, стереть самопровозглашенную республику Ичкерия. Ну, в крайнем случае, поставить на место всех и физически уничтожить виновных. И это при том, что сами взрывы и вторжение в Дагестан крайне подозрительно походили на некую провокацию с одной целью – вызвать всеобщую истерию в обществе.

Абсолютно очевидно, что от всего происходящего пострадали две стороны: жертвы терактов и… сама Ичкерия, которая потеряла свою независимость. Потому что жители Чечни подверглись не меньшему террору у себя на родине и гонениям по всей России. Неужели те, кого российские власти называют «бандитами», одновременно были врагами сами себе? Так что, говоря по совести, вопрос о том, кому это было выгодно, по сей день остается открытым. Или нет?

Путин провел маленькую по масштабам мировой карты и огромную по кровопролитию победоносную войну – а как не выиграть, если с одной стороны была страна, готовящаяся последние пятьдесят лет биться до победного конца – ядерной зимы на планете – с Соединенными Штатами. А с другой – повстанцы, отстаивающие свое право жить без российской власти. Даже если их поддерживали единоверцы из-за рубежа. Все равно они оставались повстанцами маленькой республики.

Только вот совершенно серьезный вопрос: что великая Россия могла дать мятежным народам? Ту же коррупцию – даже при немалых вливаниях бюджетных, а значит наших, народных, налоговых денег? Что удивительного, что спустя десять лет мы встречаем ту же самую картину, с которой начали: ненависть всех поголовно народов Кавказа – конечно, тех, кто не вошел в привилегированный класс местных ставленников Москвы. В свое время с YouTube были удалены материалы с заявлениями тех, кого Москва называет «террористами». Но там остались впечатляющие видеозаписи с развлечениями местной кавказской элиты – ставленников Кремля. Если посмотреть эти видео, то не остается сомнения, как на самом деле относится к ним местное население.

Говорят, что огромное достижение Путина заключается в том, что он не допустил развала России. Да, Российская империя так и осталась – единым государством. Цена этой целостности – бесконечные зачистки и «борьба с терроризмом», осуществляемая в масштабах государственного террора. Причем фронт этой войны размыт по всему югу России. Нам говорят о взрывах, организованных чеченцами, а уничтожают виновных в Дагестане, причем ликвидируют боевиков, которые приехали воевать из Бурятии. Кроме того, в хрониках происшествий упоминаются экстремисты из Башкирии, Татарстана – вообще отовсюду. Так может быть, мы и воюем уже давно не с республиками Кавказа, а со всеми народами, входящими в состав сегодняшней Российской федерации?

Путин использовал ситуацию 1999 года  – по полной программе. Для запугивания граждан. Для поддержания желания людей иметь «сильную руку» во главе. И даже для прямой борьбы с поднимающей голову оппозицией. Чего стоит, например, одно стремление государственных мужей изменить закон о средствах массовой информации под предлогом борьбы с терроризмом.

Если же подвести итог путинским боевым заслугам, то цена им – абсолютный ноль. Войны начинались, хотелось бы верить, с главной целью (хотя, есть и другие версии: провести нефтепровод через мятежную республику, укрепиться во власти и т.п.) защитить свой народ. А сегодня мы видим все ту же картину, то же, с чего мы начинали. Нас по-прежнему взрывают, на смену ликвидированных повстанцев приходят другие. Более того, террористкой-смертницей 29 марта в Москве  была… школьная учительница, а не какой-то парень или девушка, которым якобы затуманили мозги. Это обо многом говорит, на самом деле. То есть военная кампания на Кавказе закончилась полным провалом. А головы по этому поводу промывают – как раз нам.

Была и другая маленькая победоносная война  – с Грузией. И опять же, благие намерения поддержать дружественный нам народ не дали России абсолютно ничего. Никто в мире, кроме нас, не признал отвоеванные нами у Грузии Осетию и Абхазию самостоятельными государствами. Более того, мы чуть было не ввергли планету в очередную мировую войну: сейчас уже обнародованы данные, что Соединенные Штаты всерьез рассматривали вопрос бомбардировок с целью перекрытия Рокского тоннеля. В общем, мы вынуждены признать, что мир не оценил наших намерений по защите Северной Осетии от узурпатора Саакашвили. Может быть, потому что российские власти много лет до этого подогревали напряженность ситуации в регионе, выдавая, например, российские паспорта гражданам регионов Грузии, стремящихся к независимости? Последний раз в  истории такая провокация использовалась, простите за резкое сравнение, Адольфом Гитлером, когда в 1938 году немецкие войска вошли в Судетскую область (Чехословакия) – точно также, под предлогом защиты своих граждан, этнических немцев.

В общем, маленькая победоносная война не принесла нам абсолютно ничего. И даже не решила проблемы, в конечном счете. В регионе по-прежнему пахнет войной. И создается только одно впечатление от общения с теми, кто в курсе того, что там происходит: то ли еще будет.

Преемник

Мы не случайно вопрос о войне с Грузией подняли раньше темы преемника Путина. Потому что приход Дмитрия Медведева абсолютно ничего не изменил в раскладе политических сил в России. Более того, мы даже не сомневаемся в том, какой трюк для нас приготовил Владимир Путин. Медведев пришел на заре международного финансового кризиса. Будьте уверены – он за него и ответит. А Путин наверняка планирует прийти к власти на очередной президентский срок, как ни в чем не бывало.  И конституцию латать не придется в очередной раз, и кризис будет на кого списать. Действительно, кем был Ельцин? Безусловный лидер, это признают даже те, кто ненавидит его до сих пор. Кем пришел Путин? В тот исторический момент бывший сотрудник спецслужб прекрасно справился с театральной (или телевизионной? нет, скорее сериальной!) ролью лидера. А Медведев? Он хорошист и отличник, аспирант и преподаватель права для студентов. Но никак не национальный вождь – максимум, комсомольский активист.

Так что затея была изначально простая и почти гениальная. Только вот незадача получается: мировой кризис идет на спад. А у нас – все без изменений. Цены неоправданно растут. Приходится даже предпринимать первые – как обычно, шаткие, попытки государственного регулирования, собирать на промывку мозгов нефтяников перед посевной, проводить законы о госрегулировании цен на лекарства и так далее – это только начало. На рынке недвижимости (а ведь именно с рынка недвижимости начался мировой кризис в США) мыльный пузырь, который ждет своего часа. Причем можем дать стопроцентную гарантию, что, когда колокол пробьет, пострадают все: и банковская система, по уши влезшая в спекулятивные операции через приближенные фирмы,  и граждане, набравшие кредитов. Данные по безработице в России – не просто высокие, они пугающие. Партия власти стремительно теряет свою популярность. Оппозиция всех мастей – правые, левые – поднимают голову. Надежный оплот – силовые структуры – все чаще вызывают больше опасений, чем надежд, потому что не сходят со страниц криминальных хроник.

В такой ситуации свалить все на недоработки преемника – задача не только сложная, но, видимо, нереальная. Но ведь наша страна все эти годы стремилась к цивилизации, а значит, неудавшиеся политические маневры можно было бы отложить или отменить, а партии власти, хотя бы временно, отступить, как это происходит в других странах, например, в США или Великобритании. Только у России свой путь и своя демократия: оппозиция фактически раздавлена. А существующая партия власти уйти в отставку ну никак не может себе позволить. Потому что за все, что сделано в эти годы – в своих интересах, разумеется, придется отвечать. И, скорее всего, при смене политического курса – самым натуральным образом сидеть в тюрьме. За коррупцию. А то и за прямые злоупотребления и воровство. Так что прогноз на благополучную смену государственного курса – крайне неутешителен. Чиновник превратится в собаку, которую загнали в угол и которой нечего терять. И поэтому Владимир Путин вынужден будет так и меняться местами со своим преемником – а может быть, и не одним. До самого конца.

Возврат к диктатуре

Попытки реставрации были и продолжаются сегодня. Так, мы с позором слушаем наш гимн (редакция Михалкова 2000 года), под который, между прочим, не только наши деды штурмовали Берлин (редакция Михалкова 1944 года), но и те же деды шли по этапу в Магадан. Лозунги о свободе как-то сами собой подменились болтовней о федерации и вертикали власти. Забота о личности, по традиции, сменилась интересами государства.

putinrec3Но для того, чтобы бесконечно удерживать власть, реставрации мало – нужна диктатура. И тут мы можем предупредить власть предержащих: времена изменились. Мировая история показывает, что даже самые, казалось бы, стойкие диктатуры, начиная со второй половины двадцатого века, как правило, заканчивались крайне плохо для властителей. Для Гитлера – самоубийством и бесславным сжиганием тела во дворе. Для Милошевича – трибуналом и пожизненным сроком. Даже для, казалось бы, вообще бессменного и бессмертного иракского лидера Саддама Хусейна диктатура завершилась трибуналом и петлей на шее. В двадцать первом веке можно быть уверенными, что каждый диктатор, поздно или рано, закончит именно таким или каким-нибудь подобным образом. Так что для того, чтобы остаться в истории – да и остаться в живых! – правителю нашего времени нужно вовремя и, желательно, добровольно уйти. Только вот как покинуть свой пост, когда за спиной – целая армия коррумпированных и прикормленных блюстителей интересов государства российского, радеющих за Российскую Федерацию, как за федерацию свою собственную?

Да и кажется, кому же передать власть? Это действительно большой и сложный вопрос для России. Тем более, есть уже опыт наших ближайших соседей. На волне борьбы с той же коррупцией и в интересах народа украинская оранжевая революция отменила выборы (подозрительно похожие по своей организации на наши, но на то мы и братья-славяне). Но украинская оппозиция покинула политическую арену следом, подозреваем, из-за той же коррупции и вечных спутников коррупции – государственного политического и экономического развалов.

Будущее России

Владимир Путин и Дмитрий Медведев могут не беспокоиться. Как только они уйдут, преемники найдутся. Беспокоиться следует депутатам Единой России. Чиновникам и коррупционерам всех мастей. Правоохранителям, забывшим, кого и от кого они призваны охранять и защищать. Россия не останется без правителя. Уж что-что, а цари найдутся.

Десять лет – это большой срок. Вполне достаточный для того, чтобы подводить итоги исторического масштаба. А при условии монополии власти – еще и отвечать за содеянное в полной мере. Итак, чего же мы добились за десять лет?

Политическая система в России так и не создана. Нет даже обычной для развитого мира двупартийности. Есть одно сообщество прикормленных бюрократов, которые разбегутся сразу же, как только поймут, что поддерживать их никто сверху не будет, а снизу не захочет и не станет.

Экономика так и осталась экономикой развивающейся страны. То есть мы так и будем в ближайшее время сырьевым придатком. И даже не только стран Европы и Америки, а наших ближайших восточных соседей – например, Китая. Кроме того, мы умудрились развалить даже то, что у нас было: сегодня бизнес подмят под государство, основными рыночными рычагами являются откаты и взятки.

Нами за десять лет не выиграно ни одной войны. Хотя с завидной периодичностью мы воевали все десять лет. Потому что ни с одним из наших противников не заключен стопроцентный мир. И расхлебывать эту ситуацию еще предстоит или нам, или нашим потомкам. И более того, мы не чувствуем себя в безопасности у себя дома.

Есть ли выход

Везет нам на двенадцатые годы. 1812 – война с Наполеоном. 2012 – год выборов, без выбора, – который, возможно, станет решающим. Потому что мы, жители этой страны, устали. От государственного обмана, когда происходит одно из двух: или нас не спрашивают, или нами манипулируют. От бесконечного угнетения, когда большая часть природных богатств и результатов нашего труда достается узкому кругу чиновников и приближенных к ним олигархов.

Если мы пойдем на выборы, нас обязательно обманут. Одурачат подачками и промоют мозги через подвластные государству средства массовой информации. Если мы не пойдем на выборы, нас обязательно обманут. В результатах голосования мы увидим уже тем же вечером как раз те результаты, которые требуются нынешней власти.

Даже если случится чудо – а оно со стопроцентной вероятностью не случится – и наконец-таки Путин и Медведев, а также Единая Россия покинут политическую арену в результате голосования. Кто придет? Нам диктовали свою волю красные. Потом пришли белые. Сейчас мы находимся у той самой грани, когда приходят коричневые. Потому что уже сегодня агитация за существующую власть осуществляется на площадях наших городов – резиновыми палками. И эйфория победы, которую, не скрою, испытывал и я со своим поколением в 1991 году, когда диктатура не прошла – осталась в далеком и недосягаемом прошлом. И невольно приходит мысль, что в России хорошей власти нет и быть не может. По одну сторону жизни народ, который живет, в большинстве своем, бедно и плохо, решает свои задачи, а по другую – эта самая власть, которая использует все ресурсы, собирает, а затем разворовывает налоги, да и охраняет силовыми структурами только себя.

И в чем же наш выход? Во-первых, на выборы в 2012 году не ходить вовсе. И не признавать их результатов. А во-вторых, мы живем не в 90-х годах прошлого столетия. Свободы больше нет. Что бы мы ни сказали, наши слова будут названы экстремизмом. Сегодня автора не только статьи – даже текста песни могут обвинить в экстремизме. Но и не надо ничего говорить – и так ясно. Наш народ умел много раз в истории сказать свое решительное НЕТ: самодержавию, фашистской оккупации, даже большевикам в 1991 году (лучше поздно, чем никогда). И если любая власть в России представляет собой абсолютное зло, то народ и без наших советов решит, что с этой властью делать. И обязательно одержит сокрушительную победу.

 

Алексей Суховерхов

Источник: эта статья была опубликована на сайте онлайн журнала “Путь к свободе



Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Реклама

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *